ОУИ НБ МГУ № 1970

О том, как уходил от слежки КГБ, первом опыте тюремной голодовки и ощущениях человека, впервые оказавшегося в карцере

6 апреля 2016
Текст
Close icon
Части
Close icon
С. И. Григорьянц в компании друзей. <span class="nobr">1960-е</span> гг. Архив С. И. Григорьянца
С. И. Григорьянц в компании друзей. 1960-е гг. Архив С. И. Григорьянца
Письма, полученные Сергеем Григорьянцем, когда он&#160;был в&#160;заключении
Письма, полученные Сергеем Григорьянцем, когда он был в заключении
«Укладки» для&#160;писем, сшитые Сергеем Григорьянцем из&#160;матрасной ткани во&#160;время заключения
«Укладки» для писем, сшитые Сергеем Григорьянцем из матрасной ткани во время заключения

Начав записывать воспоминания правозащитника и коллекционера Сергея Григорьянца о его удивительной коллекции и искусствоведческой деятельности, мы поняли, что большой разговор о годах, проведенных им в тюрьме неизбежен. Это первая беседа тюремного цикла, в которой Сергей Григорьянц говорит о времени, непосредственно предшествовавшем аресту, — об исключении с журфака МГУ по требованию КГБ, о слежке и способах ухода от нее, о том, как его заставили обманом прийти в отделение госбезопасности, и о первом тюремном опыте. Правозащитник вспоминает о пережитом с некоторой отстраненностью, словно пытаясь понять, в чем глубинный смысл всех этих голодовок, карцеров и прочих лишений. Но его сдержанность лишь делает этот рассказ более ярким и дает возможность вполне ощутить атмосферу советских тюрем 1970-х1980-х годов.


Аннотация

Период, предшествующий аресту. Слежка. Ощущения неотвратимости ареста. Арест. Камера предварительного заключения. Первая голодовка.

Над публикацией работали

968
Беседа записана 6 апреля 2016 и опубликована 3 августа 2016