Художник Юрий Злотников рассказывает в первой беседе о своей семье: об отцовской ветви Злотниковых и материнской  Рубинштейнов; о том, как московский дед водил его, маленького мальчика, в синагогу на Бронной, а родители  на аттракционы в Парк Горького. 

Большая часть беседы посвящена темам, которые представляются Юрию Савельевичу более существенными, нежели собственная биография: он рассуждает о русском и западном искусстве, о значении искусства Сезанна и Александра Иванова, Толстого, Чехова и Шостаковича, говорит о взаимопроникновении русской и еврейской культур, о чертах, присущих русскому характеру.


О семействах Злотниковых и Рубинштейнов. О дедушке Льве Яковлевиче Злотникове — управляющем имением Бобринских. О квартире бабушки и дедушки на Никитской (в Скарятинском переулке). Об отце — крупном инженере станкостроения. О дядях: Борисе Львовиче Рубинштейне, известном гинекологе, и Семене Львовиче Рубинштейне. Об эвакуации в Троицк и Камышлов. О брате Михаиле Злотникове — режиссере. О матери — Этели Львовне. О том, как в детстве ходил с дедушкой молиться в синагогу на Бронной. О переживании антисемитизма. Об интересе к западному искусству и Сезанну. О значении искусства Александра Иванова. О России и ее месте между Западом и Востоком. О восприятии еврейской культуры. О Рембрандте. О характере русского человека. О том, как видел Шостаковича и Нейгауза. О Шостаковиче и его музыке. О советских фильмах, походах в Парк Культуры и ощущении радости в 1930-е. О начале войны, заставшей его на даче на Тайнинской.


Забрать беседу себе




Беседы по направлениям

926
Беседа опубликована