Ольга Северцева  —  искусствовед, воспитанница философа, историка искусства Александра Габричевского и художницы Натальи Северцовой, рассказывает о своем детстве и юности в окружении художников, музыкантов и ученых. Это детские воспоминания о купании в коктебельской бухте, рассказ о гостях дома Габричевских в Коктебеле и в Москве, о позировании юной Оли, обладательницы яркой внешности и лихого характера, знаменитым художникам  —  от Акимова и Осмёркина до Фалька и Вейсберга.

Коктебельские и московские прогулки, вернисажи,  походы в консерваторию  все это могло бы быть описанием богемной жизни художников, музыкантов и их круга, однако таковым не является. Постоянный фон этих рассказов — травля, аресты, отстранение от работы, умалчивание, нищенский быт.

Александр Габричевский, выдающийся ученый, арестованный сначала как бывший сотрудник ГАХНа, затем еще дважды отбывавший ссылку, в 1948 был уволен с работы как космополит (с начала 1930-х не имея возможности публиковаться), Роберт Фальк, Александр Осмёркин, Николай Акимов — все также были подвергнуты травле как «формалисты» во время проработочных кампаний 1940-х.

Тем не менее, герои этих воспоминаний продолжали и в самые опасные годы существовать в своей системе координат, за что поплатились не только благополучием и свободой, но и на долгие годы — отсутствием доступа к зрителю/читателю.

И коктебельская жизнь, и московские встречи, по свидетельству Ольги Северцевой, давали им одну простую и бесценную возможность — держаться рядом, иметь возможность разговаривать и обсуждать свои научные и художественные задачи — то, что осталось главным содержанием их жизни.


Забрать беседу себе




1471
Беседа опубликована

В каталоге фонда ожидают публикации еще 6 бесед с собеседником Северцева О. С.
Можно запросить необходимый материал напрямую или помочь в публикации.