Игорь Шелковский

Художник, скульптор и редактор журнала «А—Я» о знакомстве с футуристами, атмосфере советского андерграунда и своей «нечаянной» эмиграции во Францию

От редактора

Когда слушаешь рассказы Игоря Шелковского о том, как создавался легендарный журнал «А—Я», возникает ощущение странной мимолетности описываемых событий. Это ощущение совершенно не вяжется с тем значением, которое журнал имел для культуры вообще и русского искусства в частности. Шелковский издавал журнал, ставший одним из самых авторитетных изданий о подпольном советском искусстве, почти в одиночку: сам придумывал верстку, набирал тексты, работал с типографией. По ту сторону «железного занавеса» журнал готовил тоже «невидимый» фотограф и дизайнер Александр Сидоров, который взял себе псевдоним Алексей Алексеев, разнообразными неподцензурными путями пересылавший через границу материалы в очередной номер.

Всего между 1979 и 1986 годами вышло восемь номеров «А—Я», знакомивших советского и западного читателя (все тексты дублировались на английском), с жизнью советского андерграунда: творчеством таких неформальных объединений, как «Коллективные действия» или «Мухоморы», работами Виталия Комара и Александра Меламида, Эрика Булатова, Вадима Сидура, Ильи Кабакова и многих других; здесь впервые был опубликован отрывок из книги Владимира Паперного «Культура 2». В середине 1980-х популярность журнала стала уменьшаться. Во-первых, сказалась нехватка материала (к тому времени удалось опубликовать работы основных художников того времени). Во-вторых, редакцию стали несправедливо обвинять, с одной стороны, в связях с КГБ, а с другой, — с ЦРУ. Наконец, среди авторов появилось множество обиженных, ожидавших от публикаций мгновенной славы и, естественно, не получавших ее. Все это, а также существенное потепление политического климата в СССР, подтолкнуло Шелковского к тому, чтобы закрыть «А—Я».

Шелковский — удивительно тонкий, талантливый художник и скульптор, по его собственному признанию, выбравший скульптуру чтобы не быть отяжеленным художественным наследием, полученным во время учебы В его скульптурах доминируют минимализм, лаконичность и предельная геометричность. Мы записали четыре беседы с художником, но в них о собственном творчестве он говорит немного (хотя по сей день активно работает, а в конце 2013 — начале 2014 года в ММАМ прошла его большая персональная выставка). Рассказ предельно биографичен: от жуткой истории о расстреле отца и аресте матери до первых рисунков и впечатлений, связанных с тем, как жили и о чем думали советские художники и диссиденты 1970-х годов.

Избранные цитаты и материалы

Беседы

Подготовлено при содействии

1496
Проект опубликован 12 октября 2015